white symphony of janna kreuter(j.k).

Абстракция в интерпретации J.K. – жанр, восходящий к героической
эпохе начала ХХ века, когда гении – Кандинский, Малевич, Клее,
Матюшин провели революционный переворот в искусстве. С тех пор
абстракционизм, как русский, так и мировой успел стать
консервативным жанром, был похоронен и возрождался вновь в
самых разнообразных формах – от оп-арта до нео-гео.

J.K. возвращает абстракцию в плоскость актуальных проблем
современного искусства. Ее произведения, виртуозно создающие
эффекты различных текстур и даже звуков балансируют на
причудливой грани консервативности и эксперимента,
традиционализма и экзотики, выразительной материальности и
эфемерности. Можно сказать, что они зыбко мерцают своими
фактурами и смыслами никогда не раскрываясь до конца. Эти
работы интригуют зрителя, увлекая своей богатой зрелищностью.

Главный эффект производит сама фактура произведений. Именно
фактура является носителем духовного и сюжетного содержания
работ. Она же создает пространство со-бытия: это живые
произведения-организмы, меняющиеся при их созерцании и
совместном с ними проживании.

Проблема фактуры была возведена во главу угла русским
классическим Авангардом. Парадоксальным образом, наследуя
спиритуально-мистическую традицию древнерусского искусства,
Малевич и Матюшин тотально символизировали и семантизировали
фактуру произведения. Во имя выражения абсолюта все

 

подчиняется культу чистой фактуры, что приводит к исчезновению
цвета и краски (классический пример «Белое на белом» Малевича), к
минималистическим абстракциям, а в итоге к нулю – фактически
чистому холсту.

На рубеже нового тысячелетия искусство, так и не решив проблем
модернизма, опять оказалось в настолько глубоком кризисе, что
проблематично определить даже его субстанцию. В этой ситуации
творчество существует как намерение, надежда и желание искусства,
находясь в поиске на колеблющейся границе ощущений, интонаций,
фактур. Именно в этой сфере пролегает передний фронт поисков, вне
зависимости от того работает ли художник в фотошопе, занят дизайном
новых предметов или экспериментирует с собственной телесностью.

Сделанность, виртуозность работ J.K. достигает мистических пределов
- эффекта дыхания, шепота и создает ауру, выходящую за физические
пределы произведений. Все это: многослойность, многофактурность,
неоднозначность, молчаливое многоголосие утверждают в
многозначности единство. В картинах J.K. чувствуется глубина
сокровенной русской художественной традиции, не расчленяющей
материальное и духовное, живое и мертвое, прошлое и будущее…
Последняя серия холстов «Белая симфония» отличается утонченной
элегантностью в решении задач, стоящих ныне перед абстрактной
живописью.


Andrey Khlobystin
St. Petersburg 2009